О чае

История тайваньского чая

19.11.2017 19:15

Расскажем вам сегодня историю тайваньского чая. Заваривайте улун, присаживайтесь, текст будет длинным. 

Как и всякая хорошая история, она начинается с пиратов и колонизаторов. В 1624 году на острове Формоза голландцы основали колонию. Просуществовала она всего 37 лет, пока пират и военачальник Чжэн Чэнгун не вторгся на остров со своей армией. На материковом Китае тогда шла война с маньчжурами, и на Тайвань хлынули китайские эмигранты. Они привезли с собой некое подобие чайной культуры. Чай тогда пили из больших чаш и чайников, обычно просто запивая еду.

Первые посадки

Век спустя, в 1796 году, на севере острова в горах уезда Тайбэй посадили первые улунские кусты из Уишаня. Тайвань был экономически развит в южных районах, а развитие севера началось с чая. В первое время здесь делали только чай-сырец, который потом перевозили в Фуцзянь на доработку. Ни о каком экспорте тогда не было и речи. Кусты приживались прекрасно, климат и почва были просто созданы для производства чая. Поэтому в 1855 году господин Ли Фен Чи начал осваивать и центральные районы — высадил фуцзянские саженцы в Лу Гу уезда Няньтоу. Это были кусты сорта Цин Шин (Стебель с зеленой сердцевиной), с которых делают тайваньский улун Дун Дин.

Международная торговля и взлет отрасли

Китайцы очень долго держали страну закрытой для торговли с Западом. На Тайване всё произошло относительно быстро. Уже в 1860 году Франция, Британия и Китай подписали Тяньцзиньский договор, открыв порт Тамсуй для внешней торговли с Европой. Теперь грузы отправлялись прямо с острова. Это был верный шаг, распахнувший двери для инвестиций иностранных государств и европейских торговцев. На берегах реки Даньшуй открывались крупные иностранные компании, в районе Датун появился чайный рынок и первые чайные магазины, с материка ехали китайские иммигранты. Британцы посадили на остров своего консула, который в 1861 году написал: «С материка на Тайвань импортируется невероятное количество чая, семян и саженцев». Всё вокруг гудело и развивалось.

На волне этого интереса, предприниматель Джон Додд организует экспедицию вверх по реке Даньшуй, чтобы найти наиболее подходящие места для чайных плантаций. Мест оказывается достаточно, чтобы в 1868 году чай экспортировался наравне с сахаром и камфарой — давними источниками дохода. Тогда Джон привозит с Фуцзяни оборудование и чайных технологов, и наконец-то организует на Тайване полный цикл производства.

В 1869 году он отправляет первые 127 тонн «Формоза улуна» в Америку. Под брэндом скрывается Дун Фан Мэй Жень «Восточная Красавица». Партия разошлась быстро, чай-шампанское пришлось по вкусу, западные торговцы везли чай прямо с острова. Само слово улун теперь ассоциировалось с Тайванем.

Поставки стали регулярными. Джон присоединяется к компании Бао Чжун и продает уже 2000 тонн в год. Но этого мало, теперь надо создать новые сорта. Из Китая приезжает опытный чайный мастер, и вместе они разрабатывают ботанический фундамент всей чайной индустрии Тайваня. В регионах Вэнь Шань, Цзи Лун, Цисин и Хай Шань разбиваются новые плантации.

Джон был не один. Параллельно с ним действовал талантливый «менеджер по продажам» Ли Чунь Шэн. Он переводил, договаривался об инвестициях из Европы, Америки и Китая и выступал как представитель Тайваньского Чая. Впрочем, фигура мифическая. Неясно, существовал ли он вообще.

Развитие плантаций продолжается. И в 1875 году братья Джан завозят в деревеньку Муча под Тайпеем саженцы Те Гуань Инь из Аньси. Джон Додд старательно продвигает на Тайване сорта из Аньси, но популярностью пользуются другие — недорогие улуны продольной скрутки, завернутые в плотные бумажные конверты. За необычную упаковку их называют Бао Чжунами (чай в конверте). Этот чай отправляется также на экспорт в Таиланд и Индонезию.

Японские оккупанты с научным подходом

Несмотря на всплеск чайной индустрии, развитие было скорее плавным и самобытным. Всё изменилось с приходом к власти японских захватчиков в 1895 году. Носители строгой чайной культуры и прогресса одновременно, они привнесли новые технологии и научный подход к выращиванию и производству чая. Пока спрос на чай увеличивался, под плантации возделывались новые районы. Теперь чайные земли занимали в 2 раза больше пространства, а производство выросло до 20 тысяч тонн в год. Японцы экспериментировали с красным чаем, выводили новые гибриды кустов, развивали научную базу и создавали системы контроля экспорта.

Чтобы чайное производство стало более стандартизированным и упорядоченным, в 1903 году японцы создают Тайваньскую станцию по исследованию и распространению чая (Tea Research & Extension Station). TRES становится уважаемым научно-исследовательским институтом с филиалами в каждом чаепроизводящем регионе острова Тайвань.

Война и упадок

За взлетом следует падение. Пришла Вторая мировая, вызвав голод и нехватку рабочих рук. Фермеров перевели на общественные работы. Часть плантаций отдали под более нужные во время войны посадки, часть вовсе забросили. Производство упало до 1400 тонн, на страшные 90%.

Восстановление чайной сферы

Но все-таки мощная база, заложенная японцами и регулярная госпомощь поставили индустрию на ноги. За четыре послевоенных года цифры возросли до 10 тысяч тонн. 80% из них шли на экспорт в 60 стран. Тайваньцы открывали «дома чайного искусства» — чайные комнаты, куда народ приходил отдохнуть и отвлечься от рутины.

Позиции Бао Чжуна заметно ослабли. Японцы и голландцы стали выращивать чай в Индонезии, что было значительно дешевле Тайваня. Но в 1951 году ООН вдруг накладывает эмбарго на торговлю с Китаем, и Тайвань оказывается единственным источником китайского чая для западного мира. 

Спрос на чай увеличивается, и в 1964 году Тайвань переходит на машинный сбор и обработку листа. На острове создаются институты, которые изучают технологии, занимаются селекцией, контролируют производство. 

Кризис и конкурсы

Только всё стабилизировалось, разразился мировой кризис 74го года. Тайвань стала поднимать другие сферы, и отстала по сравнению с Индией и Шри-Ланкой. Площадь плантаций уменьшалась, падал объем производства, возрастал импорт. Сами фермеры и производители утратили экономический интерес к чаю. Под угрозой оказалась вся индустрия.

В 1975 году власти спохватились и организовали первый чайный конкурс в Лу Гу, уезде Няньтоу. Судьи оценивали качество Дун Динов, победитель получил 70 долларов за 600 граммов (4200 тайваньских долларов за один цзинь). В то время это были большие деньги, да и цену искусственно завысили. За 1 цзинь необработанного листа обычно платили 12 тайваньских долларов. Это завышение пошло на пользу — фермерам стало выгодно производить качественный чай, который к тому же пользовался большим спросом. Чемпионский Дун Дин мигом раскупался после конкурса за любые деньги.

Хэппи энд

Наша история подходит к концу. А история тайваньского чая в самом расцвете. Благодаря конкурсам, качество чая вышло на новый уровень. Теперь внешне легко отличить тайваньские улуны от китайских. Чтобы в полной мере оценить вкус и аромат чая, была придумана церемония гунфу ча из чайных пар. Научные исследования и селекционная работа продолжаются, применяются новые технологии, фермеры обучаются органическому земледелию. Государство контролирует каждую мелочь: состояние плантаций, время сбора, обработку, условия хранения и упаковку. На каждом шаге чай должен проходить определенные нормативы.

Сейчас тайваньские сорта занимают первые места на мировых чайных аукционах, их скупают коллекционеры. Опыт уходит в мир: в городе Пин Лин работает Музей Чая, чайные дома и школы выпускают книги и видео на английском языке.

На этом у нас всё. Пожелаем Тайваню дальнейшего процветания. Если вдруг тайваньские чаи прошли мимо вас, приходите пробовать: http://www.tea-mail.by/chaj/uluny/tayvansky-chay.html.

 

 

Прочитано 582 раза
Ваш комментарий может быть первым.

Оставить комментарий